Табакерка Петра I

 

 

Источник: Журнал Антик. Инфо № 39

 

В ювелирном искусстве чрезвычайно редко встречается воплощение образа дорогого сердцу заказчика предмета. Иной раз нелегко бывает угадать, что именно послужило отправной точкой для фантазии художника. Тем интереснее исследователю найти истину. А начинать поиски порой приходится издалека…

 

Табакерка в виде корабля. Россия.
Конец XVII. Золото, дерево, перламутр.
3,2 х 2,9 х 12,2. Государственный Эрмитаж

К концу XVII века Россия оказалась отрезанной от всех морей, ведь навигация на Белом море могла осуществляться только летом, на Балтике властвовали шведы, а южные моря контролировали крымские татары и турецкая Порта. Крепость Азов закрывала выход к Азовскому морю. Когда не удалось взять ее приступы с суши, по царскому повелению был срочно построен флот. Поскольку галер строить не умели, из Голландии было прислано судно-образец в разобранном виде. 3 января 1696 года оно было доставлено в Преображенское. Там по его размерам построили другие галеры, которые переправили в Воронеж, где их только собирали.

 

2 апреля 1696 года с воронежских стапелей торжественно сошли три галеры. Первая из них, построенная почти целиком самим Петром I, провозглашенным ее капитаном, символически наименована была "Principium", что в переводе значит "Начало". Поход на крепость Азов увенчался успехом, Россия одержала первую морскую победу.

Более двух веков в Эрмитаже хранится необычной формы табакерка, принадлежавшая Петру I. Упоминание о ней обнаружил сотрудник музея О.Я. Неверов на страницах первой части описания экспонатов "Петербургского Императорского Музея" (Кунсткамеры) 1741 года. Там она числилась среди предметов, поступивших в Кунсткамеру после смерти Петра I, и обозначалась как "коробочка для нюхательного табака, оформленная в виде корабля и украшенная серебром", с важным примечанием о том, что царь "ее возил с собой в первое путешествие по Фландрии и Британии".

Петр I отправился в путешествие в составе Великого посольства, окрыленный первой морской победой. И, конечно же, табакерка, которую он, нюхая табак, не раз вынимал из кармана, предназначена была невзначай напоминать о сем знаменательном событии. Именно поэтому столь утилитарную вещицу украшала фигурка рыкающего льва, поднявшегося на задние лапы, чтобы сокрушить неприятеля. Царь зверей, увенчанный короной, уподоблялся Петру I, который нанес ощутимый удар Порте. Лев - знак июля, а именно 20 июля и произошла победа русского флота. Отметим, что это не "лев голландского герба", поскольку тот должен был бы сжимать в лапах семь вместе связанных стрел, означающих семь соединенных провинций.

В Кунсткамере табакерка экспонировалась в так называемой "камере КК", где была выставлена главная достопримечательность - восковая персона Петра Великого, а также некоторые вещи, которыми пользовался царь. Эта табакерка не вошла в написанную по запросу Елизаветы Петровны опись особо дорогих предметов Кунсткамеры только потому, что речь в ней шла лишь о вещах, хранимых в "палате ГГ".

Мимо такого раритета не могла пройти Екатерина II. Она забрала кораблик в свой домашний музеум в Зимнем дворце. В 1789 году в числе других драгоценных вещей он был перемещен по приказанию Екатерины II в комнату возле лоджий Рафаэля. В первую опись эрмитажного музея прикладного искусства он был внесен под № 38 как "Штучка деревянная ореховая на подобие галеры, по местам вставлено штучки малинкия перломутровыя". Эту запись обнаружила хранитель и исследователь ювелирных изделий в Эрмитаже М.И. Торнеус. Настолько велика была ее уверенность в том, что этот кораблик призван был напоминать царю ту самую галеру "Принципиум", что она увидела в завитках орнамента на корме неясно резанную в дереве надпись-название: "PRINCIPIUM". Однако традиция писать название судна на его корпусе появилась в русском флоте только в конце царствования Петра I, а узаконена была лишь при Павле I. К тому же галера "Принципиум" в документах петровского времени именовалась также "Кумандера" ("Командная") или "Его Величества".

И все-таки каждое слово в описании табакерки должно было напоминать о достопамятном корабле. Будучи предметом функциональным, сия вещица просто не могла быть моделью конкретного корабля. Галера представляла собой двухмачтовое гребное однопалубное судно. Знатоков старинных кораблей сбивали с толку двойные цепочки перламутровых квадратиков, имитирующих окошки и амбразуры пушек, почему они и видели в очертаниях корпуса табакерки то голландскую шхуну, как полагал американский искусствовед Кеннет Сноумен, то даже трехпалубное английское судно. Однако "штучки маленкия перламутровыя" - не более чем декор. А если бы корпусу "кораблика" придали пропорции плоской галеры, в нем не смогло бы поместиться достаточное количество табака.

Судя по размерам табакерки (3,2 х 2,9 х 12,2), ее носили в кармане, а поэтому она не должна была иметь острых углов. Соответственно, смешно было бы вырезать из дерева или делать в металле мачты и паруса. Однако отнюдь не случайно золотые (или хорошо вызолоченные серебряные) пластинки крышек "палуб" так закреплены на шарнирах, что, будучи поставлены вертикально, напоминают мачты с поднятыми парусами, а их, как и положено, две.

Что же касается мастера, создавшего табакерку-кораблик, то о нем пока сложно сказать что-то определенное: выгравированная на корме, на полоске перламутра монограмма, в которой видят то "J. P. M.", то "J. D. M.", продолжает оставаться спорной.